Александр Шульгин Нас грунтуют Часть первая

Александр внутренне собран, внимательно прислушивается к словам и крайне бережно относится к смыслу каждого термина. Он переосмысливает привычные смыслы слов, он говорит о наболевшем, и он вдумчив. Мы устраиваемся поудобнее на диванах, и начинаем.

NEWSmusic. ru — Многие говорят, что сейчас в российском шоу-бизнесе сложилась уникальная ситуация. Возник один центр силы, все остальные медийные каналы подавлены или разгромлены. Ты согласен с такой оценкой ситуации?

А. Ш. — Уточни, что ты имеешь в виду: подавлены, разгромлены, единый центр силы…

NEWSmusic. ru — Возможность попадания в эфиры радиостанций, телеканалов. Возможность артисту «со стороны» попасть к зрителю, слушателю. Говорят, что есть некие договоренности между Первым каналом и РМГ…

— Договоренности – это не центр (Шульгин говорит быстро). Это следствие. А где находится центр, по-твоему?

NEWSmusic. ru — Географически? Можно предположить, что центр принятия решений по ротации находится где-то недалеко от кабинета Константина Эрнста.

— А. Ш. (После паузы) — Где-то недалеко от этого места может находиться много чего. Но если взять возможные договоренности между РМГ и Первым каналом, это уже не центр получается. Должно быть какое-то ядро, где генерируется план и принимаются решения, и от него уже могут идти прочие следствия – договоренности и т. п. Если идут разговоры о монополизации музыкального пространства Первым каналом…

NEWSmusic. ru — О преступном сговоре.

А. Ш. — Если говорят о дыме, то огонь все же где-то есть. Мы безусловно видим, что эфирное пространство изменилось, изменился «ассортимент», изменились какие-то условия для человека, который именует себя артистом, для попадания в этот «ассортимент», предлагаемый на рынке. Если что-то изменилось, то значит, кто-то это менял. Если звезды зажигают, значит, кому-то это нужно. Безусловно, это воплощение какого-то плана. Абсурдно утверждать, что политика существует отдельно от планов политиков. И мы видим эту эфирную политику, мы видим тех людей, которых нам навязывают в качестве «звезд». Это есть.

Если посмотреть, то вырисовывается такая картина. Смыкаются ряды тех, кто обслуживает проекты, определяющие идеологию рынка – «Золотой граммофон», например. Тут — РМГ, Первый канал, MTV, да и ряд других. Печатные и электронные СМИ имеют понятные долгосрочные партнерские отношения с этими проектами, на уровне отделов или журналистов, неважно. Нужно быть совершенно слепым человеком, чтобы не видеть, откуда идут такие тенденции.

Это есть. Но почему, вот же вопрос? Вопрос о пребывании артиста в эфире решается, грубо говоря, в упомянутом выше центре. Поменялась эта ситуация в последние пять лет, сразу после того, как Первый канал объявил, что начинает работать на музыкальном рынке. Эрнст сам сказал, что Первый канал будет сознательно оказывать воздействие на шоу-бизнес, а не только на кинополитику, в нашей стране. Если никто не может, то будет Первый. Другой вопрос – зачем это делается. (После паузы). Я ответил?

NEWSmusic. ru — Нет, я жду, когда прозвучит ответ – а зачем это делается?

А. Ш. — Все было бы слишком просто, если ответить, что хочется заработать побольше денег. Но все не так просто. Тот же «Турецкий гамбит» отлично срабатывает в смысле кассы. Но с точки зрения продаж музыкальных носителей – плохо продаются сами носители. Как не подавай новых героев, — диски практически не продаются, на концерты люди практически не ходят. Это известный факт, Москва здесь не показатель. Притом, что в эфире звучат одни и те же песни одних и тех же исполнителей, и список их узок, — при всём при этом они все могли бы стать национальными героями. Но они национальными героями не становятся.

Как не относиться к качеству музыкального материала и профессионализму самих исполнителей, серьезных денег тут не видно. Поэтому берется валом, ротацией, и только тех исполнителей, кто подписан на долгосрочные контракты с «владельцами эфира», с тем самым центром.

И важен вопрос с правами, песни-то звучат. Права сейчас не у артистов, не у авторов, а в собственности того самого центра силы. А это несколько иное. Потому что СМИ должны платить весьма приличные суммы от своих доходов за использование музыки, по авторским и смежным правам. И если ты являешься правообладателем, то эти деньги – твои, когда звучит то, что принадлежит тебе. И, к сожалению, неважно, какие песни звучат — талантливые или нет. Деньги идут тому, у кого права на эти произведения. А права, как мы говорили, не у исполнителя, и не у автора. Вот механизм.

Почему, зачастую, непонятные какие-то люди поют? Почему старая гвардия, та же Валентина Толкунова и другие личности, зачастую не попадают на сцену, зато мы видим молодых исполнителей, которые не-личности? Здесь проблема не только музыки. В современной медиа-сфере настоящие личности не востребованы. Личностей нет. Или фрики, или милые личики. Ярким личностям нет места в литературе, в любой публичной сфере. Молодежь ассоциируется с тусовщицами, героями светских хроник. Марионетки составляют собой основу активно продвигаемой социальной политики. Значит, они – часть официальной идеологии.

Настоящие герои, личности – есть. Просто им закрыт вход туда, в медийные сферы. А на всю территорию страны масштабируются люди, которые есть грунт. Серый грунт. И усиленно масштабируются. Так называемая светская жизнь, порочные поступки людей – все от обратного. Все нарушения десяти заповедей восхваляются, и нарушители преподносятся как герои нашей нации.

NEWSmusic. ru — Разве это не общемировая тенденция? Есть мнение, что после «Quееn» великих рок-групп больше нет.

А. Ш. — Безусловно. В музыке нет ярких имен, только всплески. Очень сильно повлиял приход «дигитализации» музыки, что и усугубило этот процесс. Цифра не может не усугубить, потому что цифра – бездушна. Она вытеснила жизнь. Фотографию на серебре. Photoshop вытеснил художественную культуру. Цифровые сэмплы вытеснили звучание резонаторов, даже граммофонные пластинки звучат гораздо живее, чем многие технически совершенные сегодняшние записи.

NEWSmusic. ru — Разве для настоящего артиста сэмплы – не один из инструментов для работы, подобно саксофону или гитаре?

А. Ш. — Думаю, что нет. (Шульгин надолго задумывается). История уже «переживала» такое экспериментаторство. Художник все равно берет в руку кисть, карандаш или уголёк. Живо — пись. Даже если в музыке используется сэмпл какого-нибудь редкого перуанского инструмента, который уже не существует в природе. Как только в музыку вмешивается цифра, жизнь исчезает.

(Шульгин говорит как человек, давно обдумавший и решивший для себя этот вопрос). Что такое компьютер? Инструмент для самовыражения. Человеку, не умеющему петь, он дает возможность самовыразиться. Но петь человек так и не научится! Где-то же все равно есть люди, которые создают руками Музыку с большой буквы, или Живопись с большой буквы. Другим компьютер дает возможность представить, что и они тоже так могут.

NEWSmusic. ru — Первый канал с помощью финансовых вливаний и компьютерных эффектов создал уже два вполне приличных жанровых фильма. Но в музыке таких результатов не видно. Это системная ошибка, или у Эрнста руки пока не дошли?

А. Ш. — Я смотрю совсем с другой стороны. Для меня музыка является духовным продуктом. Если существует масса инспекций за качеством пищевых продуктов, то за духовной пищей нужен очень строгий самоконтроль. В том же «Ночном дозоре» идет ведь очень серьезное смещение ценностей.

С точки зрения музыкальной, да, пока не получается. Но мы же не знаем реальной задачи. Возможно, именно такова задача – чтобы не получалось. Стоит ли задача – сделать хорошую качественную музыку, вывести ярких глубоких личностей на сцену? Я не думаю, что такая задача стоит. Стояла бы, мы бы увидели таких Личностей. Поскольку медийная политика является делом государственным, то я думаю, что таков выбор существующей государственной машины.

NEWSmusic. ru — Если взять любого мейджора, Universal или BMG, то и перед ним вряд ли стоит задача вывести личность на сцену. Стоит задача сделать приемлемый качественный «продукт», и получить максимальную прибыль с него.

А. Ш. — У мейджора стоит задача продать максимальное количество дисков, с неважно каким продуктом. И менеджер этой компании будет рвать и метать, чтобы продать побольше. Думает ли он, чтобы появился новый Шаляпин? Нет. Задается ли он вопросом, насколько разрушительна такая музыка для молодого поколения? Нет.

NEWSmusic. ru — А он должен?

А. Ш. (с большой убежденностью) — Любой человек должен думать о том, что он делает. О последствиях своих поступков он должен думать. От того он – человек, а не машина. И не важно, где он работает. В большом государстве или маленькой компании. У него должна быть ответственность, определенная собственной идеологией, а работать он должен по плану, который соответствует его совести, его идеологии. В любом государстве есть идеология, и есть план. Не может государство развиваться, не имея плана. Любая, даже маленькая, компания строит планы.

NEWSmusic. ru — То есть те стандартные ограничения, которые есть в конституции, не мешают строить разрушительные планы? Цель — дебилизация, а не простая коммерческая эффективность?

А. Ш. — Любой родитель не только обувает-одевает своего ребенка, но его также волнует – какие книги он читает, какую музыку слушает, употребляет ли наркотики? Так и руководство страны. Оно должно интересоваться, как живут и чем дышат граждане его страны. Мы задаемся таким вопросом – входит ли в его задачу грунтование культуры, обескультуривание. Если художник хочет вместо старой картины нарисовать новую, он сначала грунтует ее серой грунтовкой. Вот такая грунтовка сейчас в стране происходит. Вопрос – а какую картину хотят нарисовать по этой серой грунтовке, что там будет нарисовано?

Допустим, я приехал в Россию, поел в «Макдоналдсе», посмотрел «Матрицу», послушал Бритни Спирс, одел «Леви-Страусс» и пошел засыпать на мебели «Икеа». Это один путь. Либо впереди вырисовывается некий пассионарный толчок русской культуры. Ведь был период, когда сплошь говорили на французском, а потом появился Глинка, потом Мусоргский, Рахманинов, Чайковский. Это другой путь.

NEWSmusic. ru — Нахожу все-таки противоречие. Между тем, что таковы международные тенденции, и тем, что именно власти России хотят загрунтовать культуру страны.

А. Ш. — Я вижу два пути развития. Каким путем пойдет все, я не знаю. У нас все всегда в России через чудо. Наполеон захватил Москву, а французы все равно проиграли. Немцы дошли до Наро-Фоминска, и их разгромили. Мы сейчас проиграли холодную войну, и являемся пока рынком сбыта для победителей.

Вадим Пономарев, NEWSmusic. ru

Продолжение — здесь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *